[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Forum » World of Warcraft » Истории мира Warcraft » Ричард Кнаак-Месть Орков
Ричард Кнаак-Месть Орков
ChigWoW
Дата: Среда, 11.07.2012, 17:24 | Сообщение # 1
 Пользователи

 

 
 
 Сообщений: 31
 Репутация: 13
 Награды: 0
 Варкрафт +


Аннотация
Поди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Именно такое задание получил колдун по имени Ронин и в сопровождении эльфийского рейнджера Верисы отправился в логово страшных орков. Мир давно воюет с этими мерзкими тварями, но остатки армии орков продолжают опустошать земли и убивать мирных жителей. Орков мало, но они приносят много бед, ведь когда‑то им с помощью магии удалось захватить в плен Королеву Драконов и её верных консортов. Молодые драконы, родившиеся в пещере Хаз Модн, стали неотъемлемой частью армии орков, и противостоять им не может никто. Спасти королевства Альянса от порабощения может только смельчак, согласившийся вызволить из плена Королеву

Война.
Были времена, когда представителям Кирин Тора, тайного совета магов, который правил немногочисленным народом Даларана, казалось, что мир Азерота никогда не знал ничего, кроме непрекращающегося кровопролития. Сначала пришли тролли, а когда, образовав Альянс Лордаэрон, человечество наконец, избавилось от этой угрозы, на земли Азерота обрушилась первая волна орков, уничтожая на своём пути все живое и разрушая привычный уклад жизни. Казалось, ничто не сможет остановить этих тварей и затянувшаяся война превратилась в бессмысленную резню. И люди, и орки были изнурены. Сотни и сотни бессмысленно гибли и с той, и с другой сторон. Шли годы, и не видно было конца кровопролитию.
Со временем ситуация изменилась. Альянс начал теснить Орду, обратил её в бегство и, в конце концов, наголову разбил врага. Даже верховный вождь орков — легендарный Оргрим Думхаммер — не мог более противостоять наступлению войск противника и сдался. Оставшиеся в живых орки, за исключением нескольких кланов отступников, были окружены и согнаны в резервацию под надёжную охрану воинов‑рыцарей ордена Серебряной Руки. Впервые за много‑много лет прочный мир из далёкой мечты мог превратиться в реальность.
И всё же… тревога не покидала членов верховного совета Кирин Тор. Именно поэтому и собрались лучшие из лучших магов в Воздушной палате, названной так, потому что тут не было стен — только безграничное небо с облаками, солнечным светом и ночным мраком, так стремительно сменяющими друг друга, словно время вокруг мчится с немыслимой скоростью. Только серый каменный пол с мерцающим в центре ромбом, символизирующим четыре стихии природы, придавал обстановке в Воздушной палате какое‑то подобие реальности.
Сами колдуны, облачённые в плащи, скрывающие их с головы до ног и колеблющиеся в такт воздушным потокам, тоже казались иллюзией. И хотя среди них были и мужчины и женщины, догадаться об этом можно было только тогда, когда кто‑нибудь из магов поднимал голову и начинал говорить. В этот момент иногда приоткрывалось лицо говорящего.
Кворум состоял из шести главных, но не всегда самых одарённых колдунов. Лидеры Кирин Тора избирались по многим качествам, и превосходство в магии было лишь одним из них.
— Что‑то происходит в Хаз Модн, — громко провозгласил первый маг, и на мгновение приоткрылось его бородатое лицо. Мириады звёзд проплывали сквозь силуэт колдуна. — В пещерах клана Пасть Дракона и на соседних территориях.
— Сообщи нам что‑нибудь, чего мы ещё не знаем, — скрипучим голосом отозвался второй маг — женщина, которая хоть и была стара, но все ещё обладала недюжинной колдовской силой. Лунный свет на миг выхватил из мрака её лицо. — Теперь, когда воины Думхаммера окружены, там осталась какая‑то жалкая горстка орков.
Первого мага явно задело это замечание, но он сдержался и не подал виду:
— Хорошо! Возможно, это вас больше заинтересует… Я полагаю, Десвинг снова начал действовать.
Это заявление встревожило всех, включая старую колдунью. Ночь внезапно сменила день. Но маги даже не заметили этой перемены — обычного явления в Воздушной палате. Тучи пронеслись над головой третьего из числа собравшихся, который явно не поверил услышанному.
— Крыло Смерти мёртв! — сказал тот, единственный, чей плащ не мог скрыть его тучной фигуры. — Несколько месяцев назад, после такого же совета, когда мы объединили наши усилия для смертельного удара, он рухнул в море! Ни один дракон, даже такой, как этот, не устоит перед подобной силой!
Кто‑то из магов согласно кивнул, но первый возразил:
— И где же его останки? Десвинг не такой, как другие драконы. Даже до того, как гоблины спаяли закалённой сталью его чешую, он представлял реальную угрозу…
— А где доказательства того, что он ещё жив? — перебила колдунья, судя по голосу совсем юная и не такая опытная, как остальные, но достаточно могущественная, чтобы присутствовать на совете. — Где они?
— А гибель двух красных драконов Алекстразы? Они разорваны на куски. На такое способен только такой гигант, как Десвинг.
— У них хватает гигантов…
Поднялась буря, засверкали молнии, хлынул дождь, но ни одна капля не упала на пол и не коснулась кого‑либо из членов совета. Внезапно гроза прекратилась, и над головами магов вновь засияло солнце. Первый маг невозмутимо продолжал:
— Ты, видимо, никогда не видела жертв Крыла Смерти, в противном случае ты воздержалась бы от подобных утверждений.
— Возможно, все так, как ты говоришь, — вмешался пятый член совета. Под капюшоном мелькнуло лицо эльфа. — И если так — дело серьёзное. Но сейчас не это главное. Если Десвинг жив и начал уничтожать себе подобных, нам это только на руку. В конце концов, Алекстраза все ещё пленница клана Пасть Дракона, и именно её отпрысков уже многие годы используют орки, заливая потоками крови и опустошая земли Альянса. Мы слишком быстро забыли о гибели Третьей Флотилии Кал Тираса. Но лорд адмирал Дилин Праудмур никогда этого не забудет. Ведь после нападения этих огромных красных левиафанов он потерял сына и все шесть экипажей его кораблей. Праудмур с радостью вознаградит Крыло Смерти, если это он уничтожил двух красных гигантов.
Никто не стал возражать, даже первый маг. Превращённые в щепки суда и разорванные на части тела членов экипажей свидетельствовали о полном уничтожении мощной флотилии. Честь и хвала лорду адмиралу Праудмуру, что он не поддался искушению немедленно развязать войну.
— И, как я уже говорил, мы не можем позволить себе заниматься этим сейчас, когда необходимо срочно решать множество других, не менее важных проблем.
— Ты говоришь о кризисе вокруг Олтрака, не так ли? — спросил громогласный бородач. — Почему эта нескончаемая склока между Лордаэроном и Стромгардом должна заботить нас больше, чем возвращение Десвинга?
— Потому что Гилнис пытается влиять на ситуацию.
И снова маги заволновались, даже не вступавший в разговор шестой колдун. Грузная тень на шаг приблизилась к тени эльфийского мага.
— Какой смысл Дженну Греймейну ввязываться в ссору между двумя королевствами, которые не в состоянии поделить жалкий клочок земли? Гилнис занимает кусочек южного полуострова и находится так же далеко от Олтрака, как и любое другое королевство Альянса!
— Ты спрашиваешь? Греймейн Серая Грива всегда стремился к власти в Альянсе, пока орки не атаковали его границы. Единственная причина, почему он объединился с королём Теринасом, — стремление ослабить военную мощь Лордаэрона. Теринас сохраняет лидерство в Альянсе только благодаря нашей работе и открытой поддержке адмирала Праудмура.
Олтрак и Стромгард — соседствующие королевства — конфликтовали с первых дней войны. Торас Тролльбейн с войском Стромгарда встал на сторону Альянса Лордаэрона. С таким соседом, как Хаз Модн, единственным разумным ходом для горного королевства было объединение. Никто не сомневался в решимости воинов Тролльбейна. Если бы не они, орки опустошили бы большую часть земель Альянса ещё в первые недели войны, а её последствия были бы во много раз ужаснее.
Олтрак, напротив, увлекаясь рассуждениями об отваге, праведности и справедливости общего дела, не спешил ввязываться в военные действия. Его поддержка, как и поддержка Гилниса, была скорее символической. Но там, где Дженн Серая Грива вынужден был подавлять свои амбиции, лорд Перенолд, по слухам, действовал из трусости. Даже среди советников Кирин Тора не раз обсуждался вопрос — смог бы Альянс противостоять непрекращающимся набегам Орды, если бы Перенолд решился заключить соглашение с Думхаммером?
Трусость лорда Перенолда — правителя Олтрака — пошла на пользу Альянсу. В конце концов, Перенолд предал Альянс, но его вероломство ни к чему не привело. Узнав о предательстве, король Теринас быстро перебросил войска Лордаэрона в Олтрак и ввёл там военное положение. Шла война, и никто не посмел возражать Теринасу, тем более Стромгард. Теперь, когда наступил мир, Торас Тролльбейн начал претендовать на восточные земли, ранее принадлежавшие вероломному соседу, в качестве компенсации за принесённые его королевством жертвы.
Теринас был другого мнения. Он всё ещё не мог решить, что выгоднее: взять Олтрак под своё покровительство или посадить на пустующий трон нового, более благоразумного правителя… лояльного Лордаэрона. С другой стороны, Стромгард на протяжении всей войны оставался верным и надёжным союзником. Все знали, как восхищались друг другом Торас Тролльбейн и Теринас, и это ещё более затрудняло разрешение политической ситуации, в которую были вовлечены оба короля.
Между тем королевство Гилнис не имело тесных связей с другими землями, оно всегда держалось особняком от народов западного мира. И совет Кирин Тор, и король Теринас понимали, что Дженн Греймейн стремится не столько поднять свой престиж, сколько желает воплотить в жизнь мечты о расширении собственных владений. Один из племянников лорда Перенолда после предательства дяди бежал в Гилнис, и ходили слухи, будто Греймейн хочет возвести его на престол Олтрака в качестве законного преемника. База в Олтраке откроет перед Гилнисом новые возможности и послужит оправданием для переброски его мощного флота через Великое Море. Что в свою очередь лишит главенства на море Кал Тирас, а народы, населяющие побережье, всегда готовы вступить в борьбу за свой суверенитет.
— Это приведёт к распаду Альянса, — с лёгким акцентом пробормотал молодой маг.
— До этого пока не дошло, — заметил маг‑эльф. — Но это только пока. И именно поэтому у нас нет времени на то, чтобы заниматься драконами. Если Крыло Смерти жив и решил возобновить вендетту против Алекстразы, я, со своей стороны, не намерен ему мешать. Чем меньше драконов останется в этом мире, тем лучше. В конце концов, их время уже ушло.
— А я слышал, — вступил чей‑то невыразительный голос, — что когда‑то эльфы и драконы были союзниками и даже считали друг друга друзьями.
Эльф повернулся в сторону стройного, долговязого силуэта:
— Это все сказки, уверяю тебя. Мы бы никогда не снизошли до общения с такими уродливыми животными.
Солнце и облака уступили место луне и звёздам. Шестой маг слегка поклонился, словно принося извинения:
— Видимо, я не так понял услышанное. Моя ошибка.
— Ты прав, говоря о возможности разрешения этого политического кризиса, — рокочущим голосом обратился к пятому члену совета бородатый маг. — И я согласен — в данный момент это наша главная задача. И всё же мы не можем позволить себе смотреть сквозь пальцы на то, что происходит в Хаз Модн. Верны или не верны мои предположения относительно Десвинга, до тех пор, пока Королева Драконов находится в плену у орков, они представляют собой реальную угрозу для всех.
— В таком случае нам нужен наблюдатель, — вмешалась старшая из женщин. — Тот, кто будет там нашими глазами и подаст сигнал, если ситуация станет критической.
— Но кто? У нас никого не осталось.
Тень шестого мага плавно скользнула вперёд:
— Есть один. — Лицо колдуна оставалось в тени, даже когда он говорил. — Это Ронин.
— Ронин?! — громогласно изумился бородач. — Ронин! После провала его последней миссии? Он не достоин даже мантии колдуна! На него нельзя положиться, он — источник опасности!
— Он неуправляем, — согласилась старшая женщина.
— Маверик, — буркнул тучный маг.
— Ему нельзя верить…
— Он способен преступить закон!
Шестой маг помолчал, потом кивнул и продолжил:
— И он единственный из тех, кто владеет нашим искусством и без кого мы можем обойтись в данной ситуации. Кроме того, это всего лишь миссия наблюдателя. Его задача — отслеживать происходящие события и отчитываться об увиденном. И это — все. — Тёмный маг выдержал паузу и, не услышав возражений, заключил: — Я уверен, он извлёк урок из случившегося.
— Будем надеяться, — пробормотала старшая женщина. — Может, он и довёл до конца последнюю миссию, но в результате погибли почти все, кто был рядом!
— На этот раз Ронин пойдёт один, проводник доведёт его до границы Альянса. Ему даже не придётся проникать в Хаз Модн: с помощью магического шара он сможет вести наблюдение на расстоянии.
— Все довольно просто, — заметила молодая колдунья, — даже для Ронина.
Маг‑эльф коротко кивнул:
— Тогда прекращаем спор и закрываем тему. Может, нам повезёт, и Десвинг проглотит Ронина, подавится и сам сдохнет. Тогда обе наши проблемы разом разрешатся. — Он оглядел собравшихся и добавил: — А теперь я настаиваю на том, чтобы мы, наконец, решили, что будем делать с Олтраком…
Вот уже второй час он стоял, погружённый в свои мысли, опустив голову и закрыв глаза. Его окружал полумрак. Да и смотреть, в сущности, было не на что — рядом стоял стул, а за спиной на каменной стене висел фиолетовый гобелен с вышитым по центру всевидящим золотым глазом, а под ним три воткнутых в землю золотых кинжала. Флаг и символы Даларана охранялись Альянсом на протяжении всей войны, даже несмотря на то, что далеко не все члены Кирин Тора достойно исполняли свой долг.
— Ронин… — послышался из ниоткуда приглушённый голос.
Он поднял голову, под густой чёлкой заплетённых в косы огненно‑рыжих волос блеснули яркие зелёные глаза. Когда‑то приятель‑соученик сломал ему нос, но Ронин, обладая определёнными способностями, и не подумал исправить свою внешность. Несмотря на это, его вполне можно было назвать привлекательным. У него были худое лицо, волевой подбородок, правильные черты лица. Постоянно изогнутая левая бровь придавала его лицу насмешливое выражение, что часто затрудняло взаимопонимание с учителями, а его манера держаться, вполне соответствующая выражению лица, лишь усугубляла положение.
Высокий, стройный, в превосходно сшитой мантии цвета полночного неба, Ронин мог произвести впечатление не только на обычных людей, но и на колдунов. Даже потеряв во время выполнения последней миссии пятерых товарищей, он не утратил независимого вида. Ронин стоял, расправив плечи, и вглядывался в полумрак, стараясь разобрать, откуда донёсся голос.
— Ты вызвал… Я ждал, — прошептал юноша, в голосе его чувствовалось раздражение.
— Ничего не поделаешь. Мне тоже пришлось ждать, пока не закончится обсуждение. — Из сумрака наполовину показалась высокая фигура, облачённая в плащ с капюшоном. Это был шестой член внутреннего совета Кирин Тор.
Впервые во взгляде Ронина мелькнуло нетерпение.
— А моя епитимья? Послушничество окончено?
— Да. Тебе гарантировано возвращение в наши ряды… при условии, что ты согласишься без промедления приступить к выполнению важнейшего задания.
— Они все ещё верят в меня, — с горечью в голосе проговорил молодой маг. — Даже после гибели других?
— Ты — единственный, кто у них остался.
— Вот это уже похоже на правду. Мне следовало самому догадаться.
Погруженный в тень колдун протянул вперёд узкую руку в перчатке:
— Возьми это. — На его ладони сверкнули два блестящих предмета: небольшой изумрудный шар и кольцо, украшенное драгоценным чёрным камнем.
Ронин протянул руку… и шар с кольцом оказались на его ладони. Внимательно осмотрев их, он заметил:
— Я узнаю магический шар, а кольцо — нет. В нём чувствуется сила, но, мне кажется, это не агрессивная сила.
— Ты проницателен, Ронин, вот почему, думая о том, как решить эту задачу, я первым делом вспомнил о тебе. Ты знаешь, что умеет магический шар, а вот кольцо предназначено для зашиты. В королевстве, куда ты направляешься, все ещё существуют колдуны‑орки. Кольцо поможет тебе скрыться от них. К сожалению, мы не сможем видеть, что с тобой происходит.
— Из чего следует, что я буду действовать сам по себе. Что ж, — усмехнулся Ронин, — тем меньше у меня шансов послужить причиной гибели напарников…
— Ты не останешься один, по крайней мере, на пути до побережья. Тебя будет сопровождать рейнджер.
Ронин кивнул, хотя совсем не нуждался в проводниках и уж тем более в лице рейнджера — он не очень‑то жаловал эльфов.
— Ты ничего не сказал о моей миссии.
Тень колдуна отклонилась назад, как будто тот сидел, облокотившись на спинку огромного, невидимого Ронину кресла. Обтянутые перчатками руки сложились «домиком», словно маг медлил, стараясь подобрать правильные слова.
— В совете, Ронин, к тебе относятся насторожённо. Некоторые даже настаивали на твоём исключении из наших рядов. Возвращение надо заслужить, а для этого тебе следует до конца исполнить возложенную на тебя миссию.
— А это, судя по твоим словам, задача не из лёгких.
— Придётся иметь дело с драконами… и ещё с тем, с чем, по их мнению, способен справиться только маг.
— Драконы… — Глаза Ронина возбуждённо заблестели, и, несмотря на все свои старания выглядеть достойно, он в эту минуту был похож скорее на ученика, чем на надменного мага.
ДРАКОНЫ… одно лишь упоминание о них заставляло трепетать души молодых магов.
— Да, драконы. — Поручитель Ронина подался вперёд. — Не заблуждайся на этот счёт. Никто, кроме тебя и членов совета, не должен знать о твоей миссии. Ни сопровождающий тебя рейнджер, ни капитан судна Альянса, который переправит тебя на побережье Хаз Модн. Если ты хоть словом обмолвишься о своей задаче, выполнение всей миссии будет поставлено под угрозу
— Так в чём же она заключается? — Зелёные глаза молодого мага возбуждённо блестели. Безусловно, это связано с огромным риском, но и вознаграждение соответствующее — возвращение в ряды колдунов. Благодаря этому возрастёт его престиж, влияние, репутация. Ничто так не способствовало продвижению магов в Кирин Торе, как репутация, хотя никто из старших советников никогда бы не признал этот неоспоримый факт.
— Ты направляешься в Хаз Модн, — сказал старший маг и, немного поколебавшись, добавил: — И освободишь пленницу орков… Королеву Драконов — Алекстразу…

Вериса не любила ждать. Многие считают, что терпение эльфов несокрушимо, как скалы, но молодые представители этого племени, такие как она, в этом отношении ничем не отличались от обычных людей. Уже третий день она ждала колдуна, которого ей следовало сопроводить в один из портов на восточном побережье Великого Моря. Вообще‑то к колдунам Вериса относилась так же, как любой другой эльф относился к обычному человеку, но этот приводил её в бешенство. Она мечтала принять участие в охоте, которую вели её братья и сёстры на оставшихся орков, жаждала помочь уничтожить этих опасных тварей, всех до последней. Юная рейнджер не ожидала, что её первой миссией будет роль няньки для какого‑то дряхлого и наверняка слабоумного мага.
— Ещё час, — бормотала себе под нос Вериса, — ещё один час — и меня здесь не будет.
Её эльфийская кобыла гнедой масти легонько фыркнула. Народ Верисы верил, что выведенные ими животные во многом превосходят своих земных собратьев. Лошадь была настроена на одну волну со своей наездницей, и тихий храп, в котором человек не нашёл бы ничего необычного, заставил Верису вскочить на ноги, ещё мгновение — и в лук вложена стрела, тетива натянута.
Но лес, окружавший её, молчал, и молчание это не таило в себе опасности. Находясь вдали от границ Альянса, вряд ли можно было ожидать нападения со стороны орков или троллей. Вериса взглянула в сторону постоялого двора, где должна была произойти встреча с колдуном, но никого, кроме мальчика‑конюшего с охапкой сена в руках, не увидела. И всё же эльфийка не опустила свой лук. Её лошадь всегда чуяла опасность. Может быть, разбойники?
Девушка медленно обернулась кругом. От порыва ветра длинные пряди серебряных волос упали на лицо, но не повлияли на остроту её зрения. Миндалевидные глаза цвета ясного синего неба фиксировали малейшее движение листвы, а длинные, заострённые уши, торчащие кверху из густой шевелюры, были способны услышать шелест крыльев бабочки,
И всё же Вериса не заметила причину предостерегающего фырканья своей кобылы.
Возможно, она спугнула того, кто представлял опасность ещё секунду назад. Как любой эльф, Вериса знала, что выглядит впечатляюще. Высокая, выше большинства людей, она стояла, облачённая в плащ с капюшоном цвета дубовой коры, держа лук наготове. Под плащом на ней были блуза цвета хаки и такие же лосины, а на ногах высокие, до колена кожаные сапоги. Руки защищали перчатки, они доходили почти до самых локтей, но при этом не мешали девушке мастерски управляться с луком и мечом, который до поры покоился в ножнах у неё на боку. Поверх блузы на ней был надет нагрудник из прочной кожи, точно подогнанный к изгибам её сильного стройного тела. Один из обитателей гостиницы случайно увлёкся женскими прелестями Верисы, совершенно забыв, что её воинские достоинства заслуживают не меньшего восхищения. Он был пьян, иначе не посмел бы приставать к рейнджеру с грязными предложениями. Вериса попросту сломала ему пару‑тройку пальцев и отпустила с миром.
Кобыла фыркнула снова. Девушка сердито взглянула на свою лошадь, и в тот момент, когда бранные слова готовы были сорваться с её губ, низкий завораживающий голос послышался у неё за спиной:
— Я полагаю, ты — Вериса Бегущий Ветер.
Больше незнакомец не успел сказать ни слова — стрела метила ему прямо в горло и, отпусти Вериса тетиву, прошила бы его насквозь.
Как ни странно, это не испугало пришельца. Эльфийка осмотрела незнакомца с головы до ног, признавшись себе, что ожидала худшего, и пришла к выводу, что человек, так внезапно нарушивший её уединение, и есть тот самый колдун. Только этим можно было объяснить странное поведение её лошади и неспособность самой Верисы заранее учуять приближение чужака.
— Ты — Ронин? — наконец спросила девушка.
— Не совсем то, что ты ожидала увидеть, — усмехнулся маг.
Вериса опустила лук и немного расслабилась.
— Мне сказали — колдун. Это все, человек:
— А мне — эльф‑рейнджер и ничего более. — Ронин так посмотрел на Верису, что она едва сдержалась, чтобы вновь не нацелить на него свой лук. — Будем считать — тут мы квиты.
— Не совсем. Я прождала тебя три дня! Целых три дня потрачены впустую!
— Ничего не поделаешь. Потребовалось время на кое‑какие приготовления.
Вериса сдалась. Этот человек, как и все из его племени, думал только о себе. Хорошо ещё, что не пришлось ждать дольше. Она поражалась, как Альянсу удалось одолеть Орду, имея на своей стороне таких союзников, как этот колдун.
— Ладно. Если ты хочешь вовремя попасть в Хаз Модн, будет лучше, если мы немедленно отправимся в путь. — Вериса огляделась по сторонам. — А где твоя лошадь?
Она была готова к тому, что маг скажет, будто лошадь ему не понадобилась и весь путь он преодолел благодаря своим невероятным колдовским способностям, но в этом случае, чтобы добраться до нужного порта, ему не понадобился бы проводник. Будучи магом, он, безусловно, обладал определёнными сверхъестественными способностями, но возможности колдунов тоже не безграничны. Кроме того, судя по той скудной информации, которой она обладала, во время выполнения задания Ронину понадобится вся его магическая энергия просто для того, чтобы выжить. Земли Хаз Модн не самые гостеприимные. Вериса слышала, что черепа многих отважных воинов украшают шатры орков, а в небе постоянно патрулируют дозоры драконов. Нет, в эти края даже Вериса не отправилась бы в одиночку. Она не была трусихой, но и дурой тоже не была.
— Привязал у кормушки, чтобы он смог немного попить, — ответил Ронин. — Сегодня я уже проделал длинный путь, миледи.
Титул, который он использовал, обращаясь к ней, мог бы польстить Верисе, если бы не саркастические нотки, которые, как ей показалось, прозвучали в голосе молодого мага. Справившись с раздражением, девушка повернулась к своей лошади, уложила на прежнее место лук, проверила сбрую и начала готовиться к предстоящему путешествию.
— Может, дадим коню отдохнуть ещё несколько минут? — заметил Ронин. — Да и мне тоже не помешает.
— Ты очень скоро научишься спать в седле… а я пущу свою кобылу таким шагом, что твой жеребец сумеет восстановить силы на ходу. Мы и так потеряли слишком много времени. Не многие капитаны, даже капитаны судов Кал Тираса, добровольно примут на борт колдуна, который желает отплыть в Хаз Модн. Мы должны как можно быстрее добраться до порта, пока они не решили заключить с кем‑нибудь более выгодную и не такую рискованную сделку.
Ронин нахмурился, но, к радости Верисы, спорить не стал. Вместо этого он развернулся и направился в сторону постоялого двора. Глядя ему в спину, Вериса молилась, чтобы у неё хватило сил сдержаться и не заколоть этого мага до того, как их совместное путешествие подойдёт к концу.
Что же будет делать Ронин в Хаз Модн, задумалась Вериса. Такое путешествие очень опасно, ведь эти земли контролируются драконами и их уродливыми хозяевами орками. С другой стороны, у Альянса на этой территории и так достаточно наблюдателей, причём подготовленных гораздо лучше, чем какой‑то надменный колдун. Вериса подозревала, что миссия Ронина носит более серьёзный характер, иначе Кирин Тор никогда не стал бы рисковать своим магом. Но хорошо ли они все обдумали, выбрав именно его? Наверняка у них должен быть кто‑то более способный и… более благонадёжный, чем Ронин. А этот… одного взгляда на него достаточно, чтобы понять, насколько он непредсказуем, а непредсказуемость может привести к плачевным результатам.
Эльфийка постаралась отбросить прочь терзавшие её сомнения. В совете Кирин Тор приняли решение, и командование Альянса согласилось с этим решением, иначе ей не поручили бы сопровождать Ронина. Лучше не ломать голову и просто выполнять приказ. Всё, что от неё требуется, — это доставить его на борт нужного ему судна, а чем будет занят колдун после, её не должно волновать.
Четыре дня, проведённые в пути, прошли на удивление спокойно. Если не принимать во внимание тот факт, что во время перехода рейнджер и колдун практически не разговаривали, их путешествие вполне можно было бы назвать идиллическим. Мага это совсем не беспокоило, все его мысли занимала предстоящая задача. Как только судно Альянса высадит его на берег Хаз Модн, он окажется один на земле, где кругом кишат орки, а небо патрулируется дрессированными драконами. Ронин был не робкого десятка, но ему совсем не улыбалось принять мученическую смерть под пытками. Чтобы избежать нежелательных встреч, покровитель из Кирин Тора снабдил его данными о последних передвижениях клана Пасть Дракона. Скорее всего, именно этот клан охранял границы королевства, особенно если Крыло Смерти действительно жив.
Но какой бы опасной не казалась его миссия, молодой маг не собирался отступать. Это был шанс не только вернуть своё доброе имя, но и войти в совет Кирин Тор. И он готов был вечно благодарить своего покровителя, которого знал под именем Красус, за предоставленную возможность. Имя покровителя, конечно же, было вымышленным — так всегда поступали члены правящего совета. Правители Даларана избирались тайно, и никто, за исключением таких же, как они, не знал, кто они и откуда. Голос покровителя Ронина мог и не принадлежать ему… если это вообще был он, а не она.
Можно было догадаться о том, кем являются некоторые из членов тайного совета, но Красус оставался загадкой даже для своего подопечного. Правда, Ронин давно уже не задавался вопросом о том, кем на самом деле является Красус, он знал только то, что через него сможет достичь заветной цели.
Но все его мечты так и останутся мечтами, если он не выполнит задания.
— Далеко ещё до Хасика? — спросил он свою спутницу.
Вериса, не оборачиваясь, вежливо ответила:
— Ещё как минимум три дня. Не волнуйся, если и дальше будем двигаться с такой скоростью, в порту окажемся вовремя.
Ронин удовлетворённо откинулся в седле. Это была их вторая беседа за последние сутки, которые в этом смысле не отличались от предыдущих. Путешествие в компании эльфа было веселее только в сравнении с путешествием с рыцарем ордена Серебряной Руки. Суровые представители этого ордена, несмотря на всю свою учтивость, всегда ясно давали понять, что магия для них — необходимое зло, без которого они вполне могли бы обойтись. Последний из рыцарей, с которым довелось столкнуться Ронину, не сомневался, что после смерти душа мага обречена жариться в преисподней, в компании мифических демонов древности, и не важно — чиста душа Ронина или нет.
День близился к концу, солнце тихонько погружалось в лес, усиливая контраст между ярким светом в прогалинах и тенью под кронами деревьев. Ронин надеялся выехать из леса до наступления темноты, но было ясно, что это вряд ли удастся. В который раз он мысленно просматривал хранящиеся в памяти карты, стараясь определить своё местонахождение и убедиться в правильности расчётов эльфа. На сборы ушло слишком много времени, и теперь ему оставалось только надеяться, что он успеет сесть на корабль и не поставит под угрозу выполнение всей миссии.
Освободить Королеву Драконов…
Для кого‑то это невозможная, невыполнимая задача, а для большинства — смертельная. Но с такими задачами Ронин сталкивался не впервые. Понятно, что освобождение Королевы Драконов лишит орков их самого главного оружия.
Ронин понимал, что большинство членов совета надеются, что у него ничего не выйдет. Избавившись от него, они избавятся от тёмного пятна в истории ордена. У этой миссии было два преимущества: в совете будут поражены, если он выполнит поставленную перед ним задачу, и вздохнут с облегчением в случае его поражения.
Но Красусу он может доверять. Старший колдун сам пришёл к нему — молодому опальному магу — и спросил, верит ли он в то, что способен совершить невозможное. Орки из Пасти Дракона будут удерживать власть в Хаз Модн до тех пор, пока Алекстраза находится у них в плену, и, продолжая дело Орды, они всегда будут оставаться объединяющей силой для кланов, загнанных в резервации. Никто не желал возобновления войны. Внутри самого Альянса и без того хватало разногласий.
Короткий раскат грома нарушил ход мыслей мага. Он взглянул вверх, но увидел лишь несколько белых, как хлопок, облаков. Нахмурившись, рыжеволосый заклинатель повернулся к эльфийке.
В следующую секунду страшный грохот заставил напрячься каждую мышцу его тела.
И в то же мгновение Вериса налетела на мага. Она каким‑то образом развернулась в седле и, оттолкнувшись, прыгнула в его сторону.
Лес погрузился в тень.
Вериса сбила своего спутника с коня.
Оглушительный рёв заполнил все вокруг, и неведомая сила, словно смерч, стремительно пронеслась над землёй. Тяжело рухнув на землю, Ронин сквозь боль услышал короткое ржание своего жеребца, которое оборвалось в следующую секунду.
— Не шевелись! — сквозь рёв и ветер кричала ему Вериса. — Не двигайся!
Но Ронин, стараясь взглянуть на небо, перевернулся на спину. Его глазам предстала страшная картина.
Над ними нависал огромный дракон цвета бушующего пламени, в лапах эта тварь держала то, что осталось от его коня и ценного, с такой тщательностью отобранного снаряжения. Тёмно‑красный левиафан целиком заглотил остатки туши животного и уставился на две крохотные, жалкие фигурки на земле.
Верхом на драконе сидел зелёный клыкастый урод, который размахивал огромным боевым топором и, выкрикивая резкие лающие приказы, указывал прямо на Ронина.
Дракон открыл пасть, выставил вперёд когти и обрушился вниз.
— Ещё раз благодарю вас за аудиенцию, Ваше величество, — глубоким, проникновенным голосом произнёс высокий темноволосый аристократ. — Возможно, мы сумеем справиться с ситуацией.
— В этом случае, — отвечал седой король в роскошной белой с золотом мантии, — лорд Престор, вы заслужите благодарность и Лордаэрона и всех земель Альянса. Я считаю, что только благодаря вашей работе правители Гилниса и Стромгарда все ещё сохраняют благоразумие.
Хотя король Теринас и сам был не хрупкого телосложения, ему казалось, что более крупная фигура собеседника подавляет его.
Престор улыбнулся, обнажив безупречные зубы. Никогда ещё король Теринас не встречал столь царственного молодого человека. Многие придворные дамы теряли голову при виде этого черноволосого аристократа с гладким лицом и орлиным носом, его манера держаться была величественнее осанки любого принца Альянса. Неудивительно, что все, кто участвовал в конфликте вокруг Олтрака, попали под его влияние, не исключая и Дженна Греймейна. Престор был настолько обаятелен, что даже сумел, как докладывали королю Теринасу его изумлённые послы, заставить несколько раз улыбнуться правителя Гилниса.
Для молодого аристократа, о котором ещё пять лет назад никто ничего не слышал, это было неслыханно. Юноше сулили стремительную карьеру. Он происходил из самого отдалённого горного региона Лордаэрона, но это не мешало ему выступать в качестве законного наследника королевского дома Олтрака. Крохотные владения Престора были уничтожены драконами во время войны, и он пришёл в столицу один, не имея даже слуги, который помогал бы ему одеться. То, с чего он начал и чего сумел достичь, стало притчей во языцех. И что не менее важно, советы молодого аристократа не раз помогали седеющему королю Теринасу принимать правильные решения. В действительности советы Престора имели решающее значение. Он подтолкнул короля к тому, чтобы тот ввёл войска в Олтрак, а затем объявил там военное положение. Стромгард и другие королевства Альянса понимали необходимость принятия жёстких мер по отношению к предателю лорду Перенолду, но они были против того, чтобы Лордаэрон после окончания войны присоединил королевство Перенолда к своим землям. И вот теперь, наконец, благодаря Престору стало возможным заставить членов Альянса согласиться с любым решением короля.
В последнее время великодушный монарх все чаще склонялся к мысли, которая ошеломила бы даже такого мудрого человека, как Престор. Теринас не желал передавать Олтрак племяннику Перенолда, которого поддерживал Гилнис. Он также не считал разумным делить это королевство между Лордаэроном и Стромгардом — такое решение неминуемо вызовет недовольство не только Гилниса, но даже и Кал Тираса. Об аннексии Олтрака и речи быть не могло.
Что если передать эти земли в руки того, кем все восхищаются и кто доказал, что является верным сторонником мира и единства? Тому, кто, насколько Теринас мог судить, был способен управлять королевством и, конечно, оставался бы верным союзником и другом Лордаэрона…
— В самом деле, Престор! — Король поднял руку и похлопал по плечу своего собеседника. Престор был около семи футов ростом, но назвать его долговязым было нельзя. Ему очень шла чёрная с синим униформа, которая как нельзя лучше подчёркивала его воинские достоинства. — Тебе есть чем гордиться… ты заслуживаешь награды! И, поверь мне, я не забуду о твоём участии в этом деле!
Лицо молодого человека засияло, видимо, он подумал, что ему вскоре вернут его королевство. Теринас решил до поры не открывать карты. Когда монарх Лордаэрона представит его всем как нового правителя Олтрака, лицо Престора засияет совсем другим светом. Не каждый день можно стать королём… если ты, конечно, не наследник трона.
Благородный гость Теринаса отдал хозяину честь, затем поклонился и удалился из королевских покоев. Старый король помрачнел, ему казалось, все — и шёлковые занавеси, и золотые канделябры, и даже пол из чистого белого мрамора — все потускнело с уходом этого человека.

Источник: wowjp.net
 
Forum » World of Warcraft » Истории мира Warcraft » Ричард Кнаак-Месть Орков
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Последние обновления
Последнее сообщение в 01:19 от [Still]
Последнее сообщение в 12:15 от [►Артур◄]
Punography Главный зал
Последнее сообщение в 03:41 от [amaveirrark]
Последнее сообщение в 18:11 от [Games]
Эмблема льда Баги для WoW
Последнее сообщение в 18:11 от [smog131313]
Баг на баджи Баги для WoW
Последнее сообщение в 18:10 от [zik_PN]
Баг на фарм цлк Баги для WoW
Последнее сообщение в 18:10 от [CoCo]
Последнее сообщение в 15:53 от [Mazaika]
Последнее сообщение в 15:52 от [Joker]
Последнее сообщение в 15:51 от [B2]
Последнее сообщение в 15:50 от [CoCo]
Последнее сообщение в 15:50 от [B2]
Баг на бонусы Баги для WoW
Последнее сообщение в 15:49 от [Magrein]
Последнее сообщение в 15:47 от [Парагон]
Баг на валитрию Баги для WoW
Последнее сообщение в 15:47 от [zik_PN]
Баг на рогу Баги для WoW
Последнее сообщение в 15:47 от [sumrakx]
Баг пета ханта Баги для WoW
Последнее сообщение в 15:46 от [CoCo]
Последнее сообщение в 15:45 от [Skvich]
Последнее сообщение в 15:45 от [sanko]
Баг на Фаер Мага Баги для WoW
Последнее сообщение в 15:44 от [Machaka]

Хостинг от uCoz